Следите за нами в социальных сетях:

ПОД ЦАРСКОЙ КОРОНОЙ | 1795 г. - 1915 г.

К тому времени, когда все белорусские земли после третьего раздела Речи Посполитой оказались в составе Российской империи, от бывшего величия Крева почти ничего не осталось. Многочисленные войны и другие перипетии судьбы привели к тому, что славное когда-то местечко превратилось в неприглядный и глухой городок. И если бы не известность местных гончаров и не ярмарки, которые проходили тут по несколько раз на год, то про Крево, возможно, знали бы только его собственные жители и крестьяне из окружающих деревень.
Однако главное, что не давало забыть о Крево - это его богатая история. Местечко никогда не выпадало из поля зрения исследователей прошлого. И очень часто те, кто изучал местную историю, включали в свои краеведческие работы описание современного им городка.

Обратимся же к тем скупым, но красноречивым сведениям про Крево периода ХІХ - начала XX столетия, которые встречаются в некаторых краеведческих работах того времени.

Начнем из высказывания военного инженера А. Каревы, который в конце 50-х годов изучал Кревский замок. По его словам, это "бедное еврейское местечко, размещенное на каменистой и безлесой местности, не представляет ничего интересного для посторонних людей".

В. Загорский, автор очерка "Замок в Крево", вообще удивлялся, как древние литвины, которые любили красивые пейзажи и для своих усадеб выбирали красочные обители, могли возвести замок в таком смутном и диком месте.

Ч. Янковский, когда писал про здешние окрестности, также выделял, что они "красивые, но смутные и местами дикие".

Само же местечко, по его словам, является "неприглядным, небольшим и мертвым", где "по грязным улицам течет речушка, которая наполняет ставки и заболачивает низкие луга, которые лежат в вечных туманах".

Наиболее подробное описание Крево второй половины XIX столетия встречаем в историко-этнографическом очерке Дементия Плавского "Местечко Крево". Сам автор был священником одной из кревских церквей. Живя здесь, он хорошо знал само местечко, занятия и нравы его жителей. Все это хорошо отражено в очерке. Нашлось тут место и для описания одежды, уставов и языка местного населения, даже приведены узоры его устного народного творчества.
Как свидетельствовал Плавский, жители Крево сохранили честь за бывшую славу своего поселения и по-прежнему называли его местом, городом. Однако, автор очерка сразу же указывает, что "город этот очень некрасивый". Плавский описывает кревские улицы, которые во время даже небольшого дождя превращались в труднопроходимое болото.

Центральная часть городка была заселена евреями. Крево входило в список населенных пунктов, в которых разрешалось селиться представителям этого народа.

Сначала евреи составляли самый угнетенный слой населения. Не имея разрешения приобретать землю, они занимались ремеслом и мелкой торговлей. Как описывает Плавский, кревские евреи, одетые в лохмотья, вечно торчали на рыночной площади и, казалось, только по самой большой нужде заглядывали в свои грязные лачуги.

В отличие от других белорусских городов и местечек, евреи занимали в Крево не такой большой процент населения. По сведениям 1866 года, из 1285 жителей евреями были 241 человек. Правда, пораньше, в 1847 году, их тут насчитывалась значительно больше - 438 человек.

Почему так? По-видимому, многие из этих людей, не видя в Крево никаких перспектив, перебрались за два десятилетия на более привлекательные места проживания. Однако, к концу столетия их число, как и число всего населения местечко, значительно выросло. Например, в 1897 году Крево насчитывало 2201 жителя, 809 человек из этого количества относили себя к евреям.
Кроме евреев и христиан, а последних во времена Плавского было в Крево около тысячи душ, здесь жило несколько татарских семей. Всего татар насчитывалась около 70 человек, и проживали они на Татарской улице. Представители этого народа занимались, в основном, гарбарством.
Вообще, население Крево жило бедно. По словам Плавского, тут насчитывалось "только четыре или пять человек полных хозяев". Чаще семьи жили в низких, накрытых соломой лачугах. Дом вмещал в себя и семью, и пожитки, и скотину. Основным занятиям жителей Крево было гончарство. Кревские гончары были хорошими мастерами, и их изделия славились далеко за пределами местечка.
Несмотря на неопрятный вид местечка, жители его считали себя мещанами и старались отличаться от крестьян из околиц. В будние дни ходили грязными и оборванными, для дней праздничных держали сюртуки, жилетки, манишки, каптаны, катанки или чуйки. В различие от серой крестьянской одежды, местечковцы красили свою одежду в черный цвет. Жанчьгаы имели пестрые ситцевые и шелковые платья, капоты из тонкого черного сукна, красиво отделанные светлыми пуговками, белые шубки и пестрые шарсцяныя платки.
Мужчины брили бороды, оставляя небольшие усы и бакенбарды.
Когда разобраться, желание местечковцев отличаться от окружающих крестьян и выделять себя из лучшей стороны имела под собой основание. 3 давних времен Крева являлась центром, куда жители околиц приходили время от времени, чтобы навестить церковь или костел, решить какие-то свои дела, сделать покупки либо услышать последние новости. А жьгхары Крево были теми, к кому им приходилась тут обращаться. I отношения сельчан к обитателям хотя и небольшого, но центра, всегда были паважлівьші. Сами же местечковцы, ощущая свою эначнасць в глазах крестьян, всегда стремились быть лучшими. Тем больше, чести придавала помять про те слаўйыя времена, когда предки крэўчан ке боялись обращаться к королям, отстаивая свои законные права на самоуправление.
Когда-то Крево было центрам удельного княжества. Позже, когда его политическая значимость начала слабеть, оно преобразовалось в центр волости. В этом статусе вошло Крево и в состав Российской империи.
Акунуццаў в атмосферу волостного городка, каким оно было уже на границе 19 и 20 столетий, нам помогают воспоминания краеведа Петра Грынкевіча, а также сведения еа статистического справочника И.Гашкевіча "Виленская губерния" за 1905 год.
В это время число населения Крева заметно увеличился. Хотя и медленно, но все же активизировалась хозяйственная деятельность его жителей. Росла нужда в благоустройстве городка. Як свидетельствовать П.Грынкевіч, кое-какие работы тут проводились: начали ремонтировать дороги, подсыпать их в низких мяецінах и ложить брусчатку. Все работы организовывались местными властями. Однако, можно вообразить их темпы, когда посмотреть, хтв в то время управлял делами в городке и в волости. Председателем волостной управы сначала был житель Крево Николай Былінскі, после его змяпіў некто Ражанскі из Мілэйкава. Но и один, и второй были хорошими пьяницами, и дела общества их мало интересовали. Плохо велись дела и в волостном суде, который опять же включал в себя не очень грамотных местных жителей. Те также не брезговали спиртным и безразлично относились к своим обязанностям.
Кроме волостной управы и участка судей, в Креве были народное училище, церковно-прыходская школа, почтово-телеграфное отделение, приемный урачэбны комната, несколько магазинов и трактир.
Есть зіесткі, что в больницы работали три врачи, фамилия главного было Крачкоускі. Кроме того, что Крачкоўскі занимался лечебной практикой, он держал большой надел земли и водяная мельница. I больница, и дом урача из хозяйством находились в Луках, недалеко от Татарской улицы.
Про хозяина трактира конечно, что он первым в Креве приобрел граммофон и велосипед.
Одним из достижений Крева того времени были общественные хлебные составы. Собрав урожай, каждый крестьянин вносил туда определенную колькаець рожь и ячменя. Весной, когда кто из крестьян оставался без зерна, он мог тут брать взаймы из условием, нгго осенью ворочает сюда столько же, сколько взял. Эти составы находились на Багданаўскай улицы у Уваскрасенскай горы.
Лк мы уже упомянули, известность Креву придавали ярмарки, что собирались тут раз шесть на год. Правда, они не знали того размаха, что был свойственный ярмаркам в іювых городах и городках. Однако, как бы там не было, они хотя на какое-то время пробуждали городок. Зато, когда ярмарочная суета утихала, Крево снова впадала в стачку.
Сонливое состояние владычествовало Кревом в течение всего 19 столетия. I только изредка долетали сюда раскаты грома социальных и политических потрясений, что волновали время от времени просторы бывшей Речи посполитой.
Вот и в 1831 хватит, когда на наших землях вспыхнуло освободительное восстание, как-то неожиданна для себя Крева очутилась во вьюги бурных событий.
Это было в апреле, когда молодежь Ашмянаў захватила в своем городе арсенал и тюрьму, разоружила атрадрускага армия. Волна восхищения и поддержки нракацілася по всему уезду. Не миновала она и Крево. На. Рыночной площади собрался народ и ксендз Жылінскі зачитал воззвание, которая призывала подняться на борьбу против царского угнетения. Быу созданный отряд из 50 добровольцев, которые во главе из Аганоўскім и Шацілам направились в Ошмян на поддержку восставших.
Через три красненькие годов после этого земли Беларуси, Литвы и Полынчы окутала новое паўстаннс. Средь сторонников Калиновского был трыццацічатьгрохгадовы казёныы крестьянин Кревского сельского общества Викентий Тамашэвіч. Этот человек еще к восстанию выделялся свободолюбивым нравом. Теперь же, каяі поднялась вся Беларусь, он взялся пробуждать от дремоты жителей Крева, призывая к борьбе. Иен распространял средь их "Мужицкую правду" и "Разговор двух соседей", за что бьгў схваченный властями. Несмотря натое, что властям не вдалось доказать вину Тамашэвіча, его сослали в Астраханскую губернию, где он пробыл аж к 1881 года.
В начала XX столетия беспокойство окутало уже всю территорию Российской империи. Небольшие волнения в это время наблюдались и в Крэвё. Про их свидетельствуют докладные запіскі ошмянского уездного исправника своему губернскому начальству.
o Да, в концы ліпеяя 1905 года тут произошла небольшая политическая демонстрация. А в декабри следующего года на одном из судебных разборов в кревской волостной управе все присутствующие стали свидетелями смслага публичного высказывания смаргонскага судьи Машнера против самоволия полицейских. Речь Машнера имела большой резонанс, ее обсуждало все местное население, и уездные власти боялись, что многие воспримут резкие высказывания судьи против полицейских как призыв к действию.
Однако, похожие проявления протеста и теперь, и в XIX столетия большой поддержки средь жителей городка не имели. Эти акции были тут стихийными, единичными, и самое большее, что они могли вызывать из стороны местного населения - так это пассивное созерцание или, в редких случаях, - чувство сострадания. Большинство придерживалось чинил "Мой дом из стороны", забываясь, что человек безразличный утрачивает бдительность. I когда длинно находиться в таком состоянии, то можно и не заметить, что не ты сам, а кто-то другой вяршьпдь твоим судьбам.
В этом роде произошло из нашей стороной, где было много обителей, характерам похожих к тогдашнему Креву. I, по-видимому, не случайно наша сторона из прьгходам XX стагодцзя сгаў ареной новых опустошительных войн, жертвой политической торговли и ужасных социальных экспериментов.
Новое столетие не прощало безразличия, безделия и разобщенности.

ХРОНОЛОГИЯ

1795 г., октябрь – Третий раздел Речи Посполитой. Крево в составе Российской империи.

1795 – 1797, 1801 – 1920 г. – Крево в составе Ошмянского уезда Виленской губернии.

1797 – 1801 г. – Крево в составе Ошмянского уезда Виленской губернии.

1802 г. – Сведения об аренде Крево Соломеей Янишевской.

1831 г., апрель – По призыву ксендза Жилинского в Крево создаётся отряд добровольцев в 50 человек, которые во главе с Огановским и Шатилой отправляются в Ошмяны поддержать участников освободительного восстания.

1846 г. – В Крево открыто народное училище на 70 учащихся.

1848 г. – Р. Зенкевич в краеведческом очерке "О курганах и городищах Ошмянского уезда" рассказывает о своих исследованиях археологических памятников края, в том числе и кревских. Первым из исследователей обращает внимание на легенду о подземных ходах и описывает городскую печать Крево с гербом Лелива.

1854 г. – В Крево построена церковь св. Александра Невского.

1863 г. – Во время восстания Кастуся Калиновского в Крево проводит агитационную работу и распространяет повстанческую литературу местный крестьянин Викентий Томашевич.

1866 г. – Царским правительством закрыт кревский костёл. Его здание переделывается под церковь св. Троицы.

1871 г. – Газета Виленский вестник печатает историко-этнографический очерк Дементия Плавского "Местечко Крево."

1889 г. - В Крево открыта одноклассная церковно-приходская школа.

1893 г. – Виленский археолог Ф. Покровский проводит исследование Кревского замка.

1895 г. – Выходит второй том работы Ч. Янковского "Ошмянский уезд", где отдельная глава посвящена истории Крево.

1898 г., 30 декабря – Крево навещает художник Ф. Рущиц. Итогом его путешествия становится картина Крево.

1905 г., июль – В Крево проходит политическая демонстрация.

1906 г. – Местные католики добиваются восстановления католического прихода. Закладывается фундамент нового костёла.

1906 г., декабрь – Сморгонский судья Машнер, выступая с речью в Кревском волостном правлении, высказывается против самовольства полицейских. Выступление имеет большой резонанс среди местного населения.

1913 г. – Участие кревского мастера-гончара М. Познанского во 2-ой Всероссийской ремесленнической выставке.

1915 г., август – На наши земли приходит Первая мировая война.

« На предыдущую страницу
Разработка сайта: Студия Александра Лавриновича